Причастие (Nattvardsgästerna) режиссер Ингмар Бергман

Причастие, Nattvardsgästerna, Winter Light, 1962, Ингмар Бергман, Ingmar Bergman, кино, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, KM, КМ Причастие, Nattvardsgästerna, Winter Light, 1962, Ингмар Бергман, Ingmar Bergman, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, KM, КМ

 

Алексей: Мы начинаем с небольшого введения в историю скандинавского кинематографа, потому что сегодня Антон - мой гость и соведущий, он также представляет дружественный портал Киномимино (http://www.kino-mimino.ru/). Если вы постоянно бываете на Кинопоиске, то можете увидеть комментарии загадочного человека, в специфически этническом антураже, который оставляет там свои комментарии. Так, вот - это Антон!

Антон: История скандинавского кино - это, конечно сильно сказано, но может быть что-то, что нам поможет понять и Бергмана, и последующие два фильма. Собственно говоря, Скандинавия известна своей экономической моделью, почти социалистической, но при этом капиталистической. Большие налоги, которые при этом дают возможность получить почти бесплатное образование, хорошую медицинскую помощь и это распространяется на театр, кино и телевидение тоже.

Алексей: Да, сама по себе эта модель связана с культурным укладом, который был еще со времен викингов, когда в суровых северных условиях, чтобы выживать, людям приходилось держаться друг друга. И эта общинность - это мир маленьких деревень, в которых люди друг друга хорошо знают, друг за друга держатся. Именно по этой причине эта экономическая модель у них прижилась, потому что больше нигде в мире.

Антон: Поэтому, как говорят, кино в Скандинавии снять просто. Не очень легко заработать на этом кино, но снять, может каждый.

Алексей: За счет госфинансирования?

Антон: Да, за счет госфинансирования. Первые кинотеатры появились в Норвегии в 17-ом году, сто лет назад. И мы тоже не отставали; в Петербурге в 17-ом году было сто тридцать кинотеатров, в два раза больше, чем в Москве.

Алексей: Недаром Владимир Ильич сказал, что самым важным из всех искусств для нас является кино.

Антон: Небольшое отступление - в Петербурге, как раз сто лет назад, на каждую прочитанную книгу было четыре купленных билета в кино. То есть народ уже тогда... кино ценил!

Алексей: ... отдает предпочтение визуальному искусству.

Антон: Тем не менее, к чему я все это говорю?! Первые, даже немые фильмы появились в Скандинавии.

Алексей: Да, ладно!?

Антон: Да-да! Потом в Британии..

Алексей: Разве не Франция задавала тон?

Антон: Сложно, конечно, выстроить какие-то исторические ниточки. Но для нас это не так уж важно, важно то, что существует определенная школа, которую проходят все актеры, участвующие в скандинавском кино. Как я сказал, заработать на скандинавских фильмах сложно, просто потому что мало зрителей... В Финляндии проживает меньше, чем в Петербурге..

Алексей: Четыре миллиона!

Антон: Поэтому баснословные бюджеты, которые получает американское кино просто невозможны.

Алексей: Не блокбастерное кино.

Антон: Что, собственно, дает необходимость актерам, помимо того чтобы сниматься в кино, играть в театре. И вот эту как раз театральную игру..

Алексей: Тот же Бергман с театра начинал!

Антон: Кстати говоря, Бергман снял около пятидесяти фильмов и сто семьдесят театральных постановок! Намного больше! Потому что на этом можно было элементарно зарабатывать. Говоря о Бергмане, он был ремесленником, не кидайтесь в меня помидорами.

Алексей: Сейчас чем-нибудь потяжелее кинем!

Антон: К сорока годам он был три раза женат и имел семерых детей, которых надо воспитывать.

Алексей: Ты в этом смысле?

Антон: Нужно было зарабатывать, поэтому он работал без остановки.

Алексей: Ну само по себе, это не приговор, мы знаем, что и Федор Михайлович, и Антон Павлович тоже зарабатывали своим ремеслом.

Антон: Я хотел сказать следующее, абсолютное большинство актеров, снимающихся в скандинавском кино, они же и актеры театра. Это очень важно понимать, когда мы смотрим фильмы Бергмана, фильмы Каурисмяки и этого молодого режиссера с непроизносимой фамилией. Сейчас мы будем говорить о фильме “Причастие”; этот период Бергмана называют камерным. Камерные фильмы, когда Бергман подошёл к глубоким вопросам, которые он проговаривает прямо в камеру.

Алексей: И к специфическим приемам - он считал, что самое интересное для съемки - это человеческое лицо , поэтому в фильме очень много крупных планов, лица очень подробно, близко показаны, что создает двойной эффект: с одной стороны, ничего не произнося, люди многое рассказывают о себе через мимику. А с другой, - появляется некоторая гротескность, потому что любой крупный план добавляет .. Мы всё-таки и себя, и других видим чуть-чуть вдалеке. Потому что, когда слишком близко видишь все эти поры, микромимику это выглядит гротескно. То,что ты сказал, для меня абсолютный сюрприз, что некоторые фильм “Причастие” считают комедий.

Антон: Именно поэтому!

Алексей: Там, конечно есть фарс, гротескность, но комедия! Это перебор.

Антон: Вообще сложно обсуждать настоящего гиганта кино, о котором, кстати, не было ни разу раскадровки.

Алексей: Именно потому что гигант!

Антон: Вы так скромны, что должны гости прийти!?

Алексей: Да! Кто мы такие, чтобы рассуждать о Бергмане?!

Антон: Бергман, один из первых режиссеров, который в промышленном виде начал обсуждать свои собственные проблемы; он вынес в кино свою жизнь: дети, жены...

Алексей: Он сын лютеранского пастора.

Антон: Консервативного лютеранского пастора!

Алексей: Да, он был воспитан в большой строгости.

Антон: Я неоднократно слышал, что Вуди Аллена сравнивают с Бергманом, но никогда не мог понять этого сравнения. Стиль совсем разный. Я с удивлением для себя открыл их сходство как раз на этом фильме.

Алексей: Именно благодаря автобиографичности!

Антон: Именно! Они пережевывают свою собственную жизнь; вкладывают ее в кино..

Алексей: .. свои неврозы, свои страхи, свои сомнения!

Антон: Это мы видим также и здесь. Бергман говорил, что несмотря на детство в семье пастора, он отошел от веры достаточно рано, еще ребенком перестал верить. В церкви его забавляли красота витражей и другие внешние стороны. И только уже будучи известным режиссером, снимая этот фильм "Зимний свет" он снова задумался о вере.

Алексей: Ты предпочитаешь название "Зимний свет"?

Антон: Не знаю.

Алексей: Не буду произносить как это звучит на шведском, но буквальный перевод этого слова на русский - причастники, то есть те, кто участвует в евхаристии, в церковном таинстве. Так что наше русское название фильма "Причастие" ближе, чем европейское "Зимний свет".

Антон: Да, пожалуй, нужно называть его "Причастие".

Алексей: Хотя "Зимний свет" тоже отражает определенную эстетическую сторону фильма.

Антон: В англоязычном мире он проходит под таким названием.

Алексей: Итак, это фильм, который рассказывает об одном дне лютеранского пастора Томаса Эриксона. Начинается с того, что он проводит богослужение в церкви и заканчивается фильм также богослужением, но уже в другой общине, потому что он пастор на несколько приходов в обширной сельской местности. Фильм посвящен внутренним терзаниям этого пастора, его субъективному ощущению того, что Бог молчит и тому, что он-то как раз занимает пост человека, должного нести веру, а при этом сам исполнен неверия. Вкратце, такая фабула фильма. Я считаю, что это часть трилогии Бергмана, которая включает в себя еще "Сквозь тусклое стекло" и "Молчание". Все они посвящены вопросам веры, сомнения и терзаний на эту тему. Кстати, сам Бергман считал, что "Причастие" это его лучший фильм. Для меня тоже было интересным, когда я готовился, нашел цитату: "Я думаю, что сделал только одну картину, которая мне по-настоящему нравится - и это "Причастие". Это, я думаю единственная картина, по поводу которой, я чувствую, что все сделано до конца и именно так, как я задумал, именно так как я хотел каждую секунду фильма". То есть в смысле, я бы сказал "получившести" - это фаворит, это его любимый фильм. Это любопытно. Фильм очень личный, потому что еще раз повторим, сам Бергман был сыном лютеранского священника и вспоминал об этом как о травматичном опыте. Отец был строг с ним и строг до жестокости. Именно это нанесло детскую травму самому Ингмару и повлияло на образ священника в фильме. Он показан как человек мятущийся, в жизни которого произошло несколько надрывов и трещин. Он служил капелланом на военно-морском корабле в Испании, и к тому же несколько лет назад у него умерла жена. Эти два события что-то внутри него сломали, и мы видим теперь человека, пытающегося что-либо внутри себя сделать. Вообще, какие у тебя ощущения от фильма?

Антон: Все очень реально. Могу себе представить, когда ты приходишь на богослужение, готовишься; а там два с половиной человека тебя слушают. Все это напряжение, которое там передается - мне показалось настоящим.

Алексей: Всегда возникает вопрос о спойлерах; но тут можно пересказать весь фильм в деталях и это не будет спойлером. Потому там все работает совершенно по-другому. Он этим и восхищает, что передает темы сомнения, молчания и ощущения богооставленности, Бергман передает совершенно кинематографическими визуальными средствами. То есть не на уровне проговаривания, а на уровне того, как фильм сделан. Само название "Причастники" указывает на христианское таинство евхаристии, которое выражает одновременно две мысли: единство с Богом и единство людей друг с другом. То есть люди-причастники Богу и люди-причастники друг другу. Здесь, в этом фильме показано тотальное отчуждение человека от Бога и людей друг от друга. Многие критики говорят, что молчание здесь не столько и не только Бога, а молчание людей, их изоляция. В первой сцене фильма, когда происходит богослужение и сам способ Бергмана показывать каждого из людей подробно и в отдельности - видно, что каждый сам по себе. На визуальном уровне, мне кажется, фильм сделан великолепно. Я думаю, что для идеи отчужденности ничего лучше Скандинавии, ну и может быть Санкт-Петербурга просто нет. Во-первых, сам скандинавский пейзаж аскетичный; суровая природа, но более того, все кто бывал в наших широтах знают, о таком зимнем состоянии, которое, как говорят психологи очень хорошо способствует суициду, - это сумрак. И не день, и не ночь, а время постоянной переходной серости.

Антон: И сырости!

Алексей: Да. И грязи. С точки зрения депрессивности, наверное ничего подобного в природе нет.

Антон: Наверное отсюда название "Зимний свет" и вышло.

Алексей: Да-да. Сумеречный свет сам по себе создает ощущение некоей мертвости и безжизненности - это первое. А второе - аскетизм лютеранской веры. Изначально протестантизм, как говорили лидеры Реформации был построен на отрицании обрядоверия, они старались максимально упростить служение и сделать, чтобы ничто в нем не отвлекало человека от самого главного. Никакие там картинки, никакие, понимаешь, внешние красивости. Поэтому само служение очень аскетично, оно очень простое, акцент сделан на произносимых словах, совместном пении - все сведено на минимальное выражение внешних эмоций. Если в православной и католической традиции есть иконы, статуи, внешние образы, ритуалы, которые интересны - есть что разглядывать. То здесь, это не просто лютеранство, это скандинавское лютеранство помноженное на быт, уклад людей. И церковь выглядит буквально как серые стены, почти без орнамента; что-то есть, но не бросается в глаза. В стиле готики сделанное распятие Христа, где подчеркнуты именно его страдания, где выражена боль на его лице. Все вместе - просто идеальный контекст, чтобы показать фильм, где люди чувствуют себя отчужденными, мертвыми для Бога и друг для друга. В этой традиции что получается? Ее суть в том, чтобы создать условия, где человек был бы полностью сконцентрирован на Боге на протяжении всего богослужения. Я имею ввиду сосредоточен именно во внутреннем делании, внутреннем напряжении. Если это убирается, а именно вера, то сразу все остальное бросается в глаза как мертвое, бесполезное, безжизненное. Там нет ничего, что могло бы спасти, в плане украшений, декораций или еще чего-то. Остается только безжизненность происходящего.
Вообще, все наши ритуалы, например, бытовые, могут показаться на взгляд инопланетянина забавными. Когда мы встречаемся, то друг другу руку жмем - привыкли, что это норма, а это может показаться очень даже комичным. Многие вещи, которые мы делаем, могут показаться очень комичными, если не знать их внутреннего смысла. Здесь, мне кажется, Бергман показывает лютеранскую литургию, в которой главное лицо, священник, потерял в этом смысл. Остается только форма, которая ничего не значит и ничего не передает.

Антон: Но все равно есть ощущение, что будет продолжение.

Алексей: У тебя есть?

Антон: Да. Мне не показался фильм безнадежным.

Алексей: Мне, кстати, тоже. Многие комментарии, которые я читал, говорят, что в фильме есть приговор. Действительно, там много сумрачного, темного и по-настоящему мертвого. Ощущение мертвости есть. Пастор мертв, с точки зрения внутреннего мира своего, и несет эту мертвость другим.

Антон: Но видишь ли, он признает это и это уже большой шаг. Там есть персонаж, который играет на органе - вот, он-то мертв дальше некуда!

Алексей: Что самое интересно, этот органист выглядит живчиком! Но его равнодушно-циничное отношение к тому, что он делает мертвее того, что делает пастор. Оно еще хуже. Он шутками-прибаутками отрабатывает свои деньги, поглядывая на часы, играет музыку, которая предназначена для молитвы. Для людей, которые умеют ценить молитву, его циничное поведение выглядит предательски.
Один из сильных моментов фильма, как мне кажется, в том, что аскетизм общей картинки позволяет достаточно выпукло посмотреть на каждого из этих персонажей. Наверное, поэтому в фильме усматривают комедийный момент, что близкий взгляд часто может выглядеть комично. Скажем, приходит к пастору моряк Йонес и говорит, что он переживает насчет ядерного оружия у китайцев. Ему кажется, что это конец и теперь все взорвут. Вначале думаешь, - он идиот и псих, боящийся каких-то там угроз. Но если посмотреть на это с другой стороны, - если человек чувствительный и не может пережить неопределенности, то он доведет себя до полной потерянности и абсолютного отчаяния. Что с Йонесом и происходит. Реакция его жены на горе - прикрыться суетой, чтобы справиться с ощущением потери. Это все эмоционально очень сильные моменты. Но если брать главного персонажа, его вопрос отсутствия веры, молчания Бога - это не изобретение Бергмана. Эта тема в библейско-христианской традиции присутствует тысячелетиями. Можем вспомнить Иова, знаменитого библейского персонажа, который в страданиях обвинял Бога и пытался найти причину Его молчания. Многие псалмопевцы тоже самое произносят. И Сам Христос, в самый трагический момент на кресте. Его знаменитой молитвой были слова: "Боже мой, Боже мой, почему ты меня оставил?".
Кстати, хоть в фильме священник и главный персонаж, но у него есть определенная полифония, нельзя сказать, что священник - это голос Бергмана. Фильм - это голос Бергмана.

Антон: Это да.

Алексей: А в фильме есть не только священник, который действительно убийственно холоден, по отношению к нуждам своих прихожан; убийственно холоден к Марте, женщине, которая в него безответно влюблена. В нем чувствуется мертвость. Но еще есть органист, переживший личные травмы; он частично потерял способность двигаться и живет на очень скромный доход: инвалидную пенсию плюс церковную доплату.

Антон: Это не органист, а звонарь.

Алексей: Прошу прощения, церковный помощник, который зажигает свечи и звонит в колокол, Алькет. Он задает вопрос священнику: "Я считаю, что самые тяжелые страдания Христа не физические, а переживания того, что Бог не отвечает". Это один из компонентов, который происходит в жизни верующего человека. Переживание молчания Бога - это не что-то уникальное, переживаемое священником, это то, что знакомо людям веры на протяжении всей истории христианства, и не только христианства. Недавно вскрылись записи матери Терезы Калькуттской, которая знаменита помощью бедным в Индии, она пишет, что буквально десятилетиями жила в ощущении, что Бог молчит.
Сказать что богооставленность явление нормальное, наверное нехорошо, но это то, что случается. Мы не будем вдаваться сейчас в причины. Вопрос в том, что ты дальше делаешь? Делаешь ли ты это частью какой-то большей истории, в которой есть и вера, и молчание, и смерть, и воскресение. Или ты только с этим и остаешься?
Кстати сказать, если самого священника рассмотреть поближе, - несмотря на всю его мертвость и обжигающую холодность, которая кажется даже жестокой. Он выглядит жестоким, по отношению к своим людям. То все равно, фильм начинается причастием, в которое, как потом окажется он не верит. Там есть такая сцена, где его внезапно заливает свет из окна - обычно это богоявление, когда человек прозревает. А он в этот момент говорит: Все. Я понял. Я в Бога не верю. Тем не менее, в конце фильма мы видим его опять совершающим богослужение.

Антон: Он не сдается. И это дает надежду в фильме.

Алексей: Его надежда - это не конец, и его мертвость - это не конец. Он продолжает карабкаться. Я думаю, что это и есть высказывание Бергмана. Не какие-то отдельные фразы священника, а вот это в целом. Несмотря ни на что, ни на какую мертвенность, он прет и прет.

Антон: Одна из самых известных цитат Бергмана, из его книги, написанной уже в конце жизни: "Я научился запрягать демонов в колесницу и заставлять их приносить пользу". То есть использовать свои немощи, другими словами, на движение вперед.

Алексей: Да! Еще раз скажу в фильме "Причастие" Бергмана, неверие - это не последнее слово. Он показывает, что такое происходит в жизни человека, но это не последнее слово ни в жизни священника, ни, надеемся, в жизни самого Бергмана.

 

kino-mimino
kopimi
обзор  кино

 google +